Перейти к контенту
poddon-m.ru

poddon-m.ru

Медицинский портал

Российские стандарты лечения пневмонии

Рубрика: Лечение пневмонииАвтор:

В статье представлены основные возбудители, критерии диагностики внебольничной пневмонии у детей,  выбор антибиотиков, их дозы  и кратность введения.

Criteria for diagnosis and treatment of community-acquired pneumonia in children

The paper presents the main pathogens, diagnostic criteria for outside the hospital pneumonia in children, the choice of antibiotics, their dosage and frequency of administration.

Согласно современным представлениям, пневмонии делятся на внебольничные (домашние) и внутрибольничные (госпитальные, нозокомиальные),  кроме того выделяют пневмонии,  развившиеся у лиц с иммунодефицитными состояниями и у больных на ИВЛ. Особую актуальность в практике врача педиатра имеет внебольничная пневмония (ВП), в связи с высокой распространенностью в детской популяции.  Воспалительный процесс в легочной паренхиме значительно варьирует в детской популяции и зависит не только от социально-экономического развития региона, но также от доступности критериев диагностики. В частности, в тех странах, где используется «золотой» стандарт диагностики – рентгенологический метод, частота  пневмонии ниже, чем в тех регионах, где верификации диагноза основана только на физикальных данных. В Российской Федерации среднестатистические показатели заболеваемости  составляют 10-20 случаев на 1000 детей, в странах Европы данные показатели колеблются в пределах 34-40 случаев на 1000 детского населения [1].


Как лечить коронавирусную инфекцию COVID-19 / ЭПИДЕМИЯ с Антоном Красовским

За последние годы в странах с высоким уровнем экономического развития, в том числе и в России, показатели смертности среди детей от ВП не превышают 10-12%. Однако в странах третьего мира  летальность от пневмонии остается высокой, в связи с чем специалисты ВОЗ и ЮНИСЕФ в 2009 году объявили пневмонию основной причиной смерти  детей до 5 лет   и провозгласили «Глобальный план действий по профилактике пневмонии и борьбе с ней (GAPP)». В данном докладе был сформулирован основной постулат —  эффективным методом снижения детской смертности является управление наиболее частыми возбудителями пневмонии [2].

Наиболее распространенными возбудителями при ВП являются Streptococcus pneumoniaeHaemophylus influenzae и другие микроорганизмы, в том числе вирусы и грибы. Уместно уточнить, что этиология заболеваний нижнего респираторного тракта резко отличается в разных возрастных группах. Так, по данным зарубежных и отечественных авторов,  врожденные пневмонии, развивающиеся в результате трансплацентарного инфицирования плода, чаще вызываются возбудителями — Toxoplasmagondi, Rubella, Cytomegalovirus, Herpessimplexvirus, а так же Treponemapallium и Listeriamonocytogenes. При этом пневмония обычно является частью врожденного генерализованного инфекционного процесса. При врожденной пневмонии, развивающейся вследствие интранатального инфицирования, основную роль играет бактериальная микрофлора. Часто это микроорганизмы, колонизирующие родовые пути матери. Самой частой причиной (»50%) является стрептококк группы В. Грамотрицательные палочки, такие как   E.сoli, Klebsiellaspp., C. trachomatis, Mycoplasma, Ureoplasma встречаются реже [3, 4].

У детей, начиная с конца первого месяца жизни и до 3 лет включительно, в этиологии внебольничной пневмонии возрастает роль респираторных вирусов, которые могут быть как самостоятельной причиной заболевания, так и создавать вирусно-бактериальные ассоциации [5]. Наибольшая значимость респираторных вирусов как самостоятельного этиологического фактора в развитии заболеваний нижних отделов респираторного тракта  отмечается у детей в возрасте до 1 года. К 5 годам их этиологическая роль заметно снижается и у детей старше 5 лет не превышает 5 случаев на 100 заболеваний в год. Наибольшее значение среди респираторных вирусов, способных стать причиной инфекции нижних отделов респираторного тракта и пневмонии у детей раннего возраста, являются рино-синцитиальный вирус, вирус парагриппа 3 и 1-го типов [5, 3, 6, 7].

Похожие темы:
Задачи по медицине пневмония
При пневмонии какая отдышка
Схема лечения пневмонии в стационаре

Специалисты Европейского респираторного общества (2002 г.) утверждают, что чем младше ребенок, тем шире диапазон и спектр бактериальных возбудителей пневмонии [3]. В отличие от взрослых пациентов, у детей первого года жизни этиологическая значимость                    S. pneumoniae незначительна в силу наличия у них пассивного иммунитета [6]. Это же касается и H.influenzae. Однако, актуальность таких возбудителей, как S. aureus, S. pyogenes, K. pneumoniaeиE. сoli, которые вызывают тяжелые, в том числе и деструктивные пневмонии, остается высокой. Только после 6 месяцев жизни частота выделения пневмококка в качестве этиологического фактора  пневмоний возрастает до значений, свойственных старшему возрасту, а для гемофильной палочки данный уровень достигается лишь  к концу второго года (35-45% — для S. pneumoniae и 10% — для H. influenzae) [6].

S. pneumoniae — грамположительные диплококки, факультативные анаэробы, имеющие капсульный полисахарид, который препятствует фагоцитозу полиморфноядерными лейкоцитами. Данный возбудитель может присутствовать в составе нормальной микрофлоры зева и полости рта − около 25% здорового населения являются его носителями. Кроме того, высокая частота носительства этого возбудителя и вспышек пневмококковых пневмоний наблюдается в замкнутых коллективах. В то же время пневмококк  часто является  причиной развития неинвазивных (острый средний отит, синусит, трахеит, бронхит, внебольничная пневмония с эмпиемой (или без нее) и бактериемией) и инвазивных заболеваний (бактериальный менингит и первичная бактериемия у детей, спонтанный бактериальный перитонит, сепсис с поражением определенных органов и тканей) [8, 9].

Широкое распространение пневмококковой инфекции среди детей раннего возраста обусловлено наличием большого числа серотипов (более 90) и особенностями выработки иммунного ответа на инвазию отдельных серогрупп [10].


Лечение коронавируса на дому: алгоритм действий

Работы, проведенные в середине 90-х годов в нескольких регионах России, показали, что существуют отличия в частоте выделения пневмококков отдельных серотипов у больных ВП и  носителей. Так, у больных ВП чаще выделялись пневмококки 1, 5 и 14 серотипов, что свидетельствовало об их высокой вирулентности и подтверждало их способность вызывать тяжелые, осложненные формы заболевания. В тоже время отмечено, что вирулентные пневмококки серотипа 3 достаточно часто выделяются у носителей и   больных с тяжелой пневмонией. По-видимому, пневмококки серотипа 3 проявляют свою вирулентность только при попадании в нижние дыхательные пути, в то время как в верхних дыхательных путях они могут персистировать, не вызывая заболевания. Серотипы 20 – 38 обусловливают, как правило, неосложненные ВП [19].

В разных регионах России наблюдаются различия в серотиповом пейзаже пневмококков, выражающиеся в разной частоте   отдельных серотипов возбудителя. Кроме того, в течение нескольких лет происходит трансформация ведущего серотипа, вызывающего ОП или здоровое носительство в носоглотке.

H. influenzae типа b (Hib) ― другой важный возбудитель ВП у детей до 5 лет. Кроме того, Hib вызывает ряд инвазивных заболеваний, таких как менингит, остеомиелит, септический артрит [12, 13]. Существует 6 серотипов (af) данного возбудителя, обладающих внешней полисахаридной капсулой. Данные типы дифференцируют на основании различий в антигенной структуре капсулы. Другие штаммы H. influenzae, не содержащие капсулы, описывают как нетипируемые. Капсульные типы H. influenzae обусловливают развитие тяжелых инвазивных заболеваний, при этом на тип b приходится не менее 90% генерализованных форм инфекций. Некапсульные типы взывают менее тяжелые инфекции дыхательных путей (неосложненные формы острой пневмонии, бронхиты, синуситы, средние отиты). Главный фактор вирулентности капсульных штаммов ― капсулярный полисахарид ― полимер D-рибоза-рибитолфосфата, однако, существуют и другие факторы вирулентности ― липополисахаридазы, протеазы IgA, некоторые белки наружной мембраны возбудителя [14]. В последние годы появились доказательства появления и быстрого распространения антибиотикорезистентных  штаммов  H. influenzae. Отмечается устойчивость к β-лактамным антибиотикам, тетрациклинам, хлорамфениколам и макролидам [14, 15, 16].

У детей старше 5 лет в этиологической структуре ВП наряду с Spneumoniae возрастает значимость Mycoplasma рneumoniae.  Микоплазма занимает промежуточное положение между вирусами и бактериями, являясь уникальным мембрано-ассоциированным микроорганизмом, способным к саморепликации и длительной персистенции. Данный возбудитель представляет собой мелкие полиморфные, прокариотические микроорганизмы.  M. pneumoniae вместо клеточной стенки имеет трехслойную цитоплазматическую мембрану, что обусловливает их резистентность к различным агентам, подавляющим синтез клеточной стенки, прежде всего к пенициллину и остальным (без исключения) b-лактамам. Кроме того, в клеточной стенке имеется терминальная структура, играющая важную роль в уникальной скользящей подвижности и адсорбции микоплазм к поверхностным структурам клеток хозяина (эритроциты, клетки реснитчатого эпителия бронхов и другие) [17].    M. pneumoniae в большом количестве продуцирует активные формы кислорода, свободные радикалы и возникающие в результате дисмутации супероксида умеренные окислители, вызывающие повреждения реснитчатого эпителия. Данное обстоятельство способствует суперинфекции другими микроорганизмами, главным образом S. pneumoniae [18].

Chlamydia – следующий по распространенности «атипичный» возбудитель ВП. Каждый из трех известных в настоящее время видов хламидий способен вызывать воспаление легких: Chlamydia trachomatis – отдельные случаи пневмонии у новорожденных; Chlаmydophila psittaci – поражение легких при пситтакозе (орнитозе) и Chlamydophila pneumoniae – возбудитель пневмонии и острого бронхита у взрослых и у детей [19].


Что делать при пневмонии. Как определить пневмонию. Пневмония легких чем опасна?

По современным представлениям, хламидии относятся к грамотрицательным микроорганизмам диаметром 0,25-1,5 мкм и занимают промежуточное положение между бактериями и вирусами. Первоначально хламидии относили к вирусам благодаря их способности размножаться в цитоплазме клетки-хозяина и длительно персистировать внутриклеточно. В настоящее время считают, что эти организмы в большей степени принадлежат к бактериям, с которыми их сближает наличие нуклеиновых кислот (ДНК и РНК) и бактериальной оболочки, в состав которой входит мурамовая кислота, а также чувствительность к антибиотикам тетрациклинового ряда, макролидам, фторхинолонам. Все хламидии имеют сходный цикл развития, одинаковый химический состав, общий групповой, родоспецифический антиген – липолисахаридный комплекс, реактивной половиной которого является 2-кето-3-дезоксиоктановая кислота, а также видо-  и типоспецифические антигены.

Итак, основными возбудителями ВП являются пневмококк, несколько реже гемофильная палочка, у детей с 5 лет возрастает роль микоплазмы и хламидии. Необходимо отметить, что в случае тяжелой, жизнеугрожающей пневмонии микробиологический пейзаж возбудителей несколько меняется — пневмококк остается лидирующим возбудителем, а роль гемофильной палочки хотя и возрастает, но остается вторичной. Что касается  микоплазмы и хламидии, то по мере утяжеления болезни эти микроорганизмы отступают назад, предоставляя место основному возбудителю — легионелле (при тяжелой пневмонии) и представителям семейства EnterobacteriaceaeE. coli и Kl. pneumoniae [20].

Проведение достоверной  этиологической расшифровки острой пневмоний по ряду причин затруднено. С сожалением приходится констатировать, что бактериологическое исследование развито слабо, оценка качества и последующее микробиологическое исследование проводится редко.   В 20-60% случаев этиологию ВП не удается установить [1]. Для бактериологического контроля обычно используется секрет из верхних дыхательных путей или трахеальный аспират (мокрота), допуская при этом, что обнаруживаемые микроорганизмы в верхних дыхательных путях не всегда идентичны микрофлоре нижних дыхательных путей [1].  Кроме того, нельзя забывать, что в последние годы существенно возросла доля ВП микоплазменной и хламидийной  этиологии, при этом установление  природы данных пневмоний вызывает особые затруднения, учитывая сложность культивирования внутриклеточных возбудителей [7, 8, 12]. Для диагностики их используют иммунологические или молекулярные методы исследования, которые на современном этапе мало доступны в рутинной клинической практике.

Похожие темы:
Детские больницы москвы лечение пневмонии
Благоприятный исход казеозной пневмонии
Лечение пневмонии азитромицином у взрослых

Алгоритм диагностического поиска при ВП складывается из общепринятой клинической симптоматики с использованием современных методов лабораторно-инструментальной диагностики [6, 22]. Эксперты ВОЗ считают, что в типичных случаях для пневмонии характерно:

  • Фебрильная температура с продолжительностью > 3 дней;
  • Цианоз и наличие следующих признаков респираторного дистресса: – одышка >60 в 1 мин у детей до 2 мес, >50 в возрасте 2-12 мес,  >40 у детей от года до 5 лет, и >30 у детей старше 5 лет при отсутствии признаков бронхиальной обструкции. Тахипноэ является одним из  лучших предикторов пневмонии у детей всех возрастов. Подсчет числа дыхательных движений ребенка желательно проводить при спокойном дыхании в течение 60 секунд;
  • Кашель. Хотя надо помнить, что у 15–25% больных детей кашель может отсутствовать;
  • При физикальном обследовании больного обращают внимание на появление следующих признаков:  укорочение перкуторного звука в зоне поражения, бронхиальное или ослабленное  дыхание,  звучные мелкопузырчатые или  крепитирующие хрипы. Вышеописанные симптомы наблюдаются только в 50-70% случаях. У  детей  раннего возраста физикальные данные в легких при пневмонии в большинстве случаев практически неотличимы от изменений при бронхиолитах и бронхитах [6].

«Золотым стандартом» диагностики пневмонии остается рентгенография органов грудной клетки, позволяющая оценить следующие критерии,  свидетельствующие о тяжести заболевания:

  • размеры инфильтрации легких и ее распространенность;
  • наличие или отсутствие плеврального выпота;
  • наличие или отсутствие деструкции легочной паренхимы.

В руководствах прежних лет по пневмонии очаговые, долевые, сегментарные инфильтративные изменения в легочной ткани связывали с бактериальной инфекцией, а  интерстициальные – с вирусной. Наблюдения последних лет показали бесперспективность использования рентгенологического метода для ориентировочной этиологической диагностики  болезни [1].


Пульмонолог Середа В.П.: Внебольничные пневмонии тяжелого течения: алгоритмы диагностики и лечения

При неосложненных ВП, с хорошей положительной динамикой течения болезни нет необходимости проведения контрольной рентгенографии сразу после окончания курса антибактериальной терапии. Целесообразно проводить контрольное рентгенологическое обследование не ранее 4-5 недель от начала заболевания. При осложненных пневмониях динамический контроль проводят при наличии прогрессирования симптомов поражения легких и перед выпиской больного из стационара [6].

В общепринятый стандарт диагностики ВП включен подсчет  количества лейкоцитов и их формулы. Лейкоцитоз >10–12·109/л и сдвиг лейкоформулы влево (>10% палочкоядерных нейтрофилов) указывают на высокую вероятность бактериальной инфекции. Предикторами неблагоприятного течения воспалительного процесса в легочной паренхиме является  лейкопения <3·109/л или лейкоцитоз >25·109/л [6].

Для диагностики нетяжелых ВП вполне достаточно ограничиться клиническими симптомами, рентгенографией легких, общим анализом крови. Диагноз пневмония является достоверным при наличии инфильтративной тени на рентгенограмме легких в сочетании хотя бы с двумя из нижеперечисленных клинико-лабораторных признаков:

  • фебрильная температура;
  • кашель;
  • аускультативные признаки пневмонии;
  • лейкоцитоз >10–12·109/л и/или палочкоядерный сдвиг лейкоформулы >10%.

Схема диагностического поиска при пневмонии представлена в рисунке 1.

В случаях тяжелой пневмонии  в стандарт диагностических методов обследования целесообразно включать:


Как лечить пневмонию? 💊 Правильная диагностика и лечение пневмонии. Моситалмед
  • Определение активности печеночных ферментов;
  • Уровень креатинина и мочевины;
  • Показатель С- реактивного белка;
  • Концентрация  прокальцитонина, которая коррелирует со степенью тяжести бактериемии и используется в качестве прогноза течения болезни;
  • Кислотно-щелочное состояние и электролиты крови;
  • Электрокардиография;
  • Верификация причинозначимого возбудителя путем посева крови  (положительные результаты посева не превышают 10-40%), микробиологическое исследование мокроты или секрета из верхних дыхательных путей. Для уточнения в этиологии заболевания «атипичных» возбудителей используются молекулярные (ПЦР) и серологические методы исследования. Нарастание титров специфических антител в парных сыворотках более чем в четыре раза, взятых в острый период и в период реконвалесценции (через 2-4 недели от начало острого периода), может свидетельствовать о микоплазменной или хламидийной этиологии пневмонии. Данный метод обследования оправдан для детей старше 5 лет и используется чаще всего для ретроспективного анализа.

Вероятная пневмония

Рисунок 1. Алгоритм диагностики пневмонии

Похожие темы:
Доклад пневмония у детей
Доклад пневмония у детей
Доклад пневмония у детей

Лечение нетяжелой ВП проводится в амбулаторных условиях, показаниями для госпитализации детей являются:

  • Возраст ребенка менее 2 месяцев вне зависимости от тяжести и распространенности процесса;
  • Дети до 3 лет при лобарном характере поражения легких;
  • Возраст ребенка до 5 лет при поражении более чем одной доли легкого;
  • Дети с отягощенным премробидным фоном: тяжелая энцефалопатия любого генеза, врожденные пороки развития, хронические заболевания бронхолегочной и сердечно-сосудистой систем, заболевания почек, сахарный диабет, новообразования, иммунодефицитные состояния;
  • Дети из социально неблагополучных семей, с плохими социально-бытовыми условиями;
  • Дети с осложненными формами  пневмонии;
  • При отсутствии положительной динамики в течение 48-72 часов после эмпирической антибактериальной терапии в амбулаторных условиях.

Препаратом выбора для лечения нетяжелых ВП (табл. 1) остается амоксициллин, если ребенок в течение последних 3 месяцев получал антибактериальную терапию — амоксициллин + клавуланат. Многоцентровое исследование по изучению резистентных форм пневмококка, гемофильной палочки и β — гемолитического стрептококка гр. А  —  ПеГАС – I, II, III показало, что наиболее вероятные возбудители ВП —  S. pneumoniae иH. Influenza  сохраняют высокую чувствительность к аминопенициллинам. За 10 лет (1999-2009 гг.) уровень нечувствительности пневмококка к амоксициллину, амоксициллину/клавуланату, амоксициллину/сульбактаму существенно не изменился и остался стабильно низким (до 0,4%). Резистентость H. influenzae  к аминопенициллинам за время наблюдения также не превышала  допустимого порога и составила около 4%.

Препаратами альтернативной группы являются  цефалоспорины II поколения (цефуроксима аксетил) или макролиды.  В настоящее время 14-, 15- и 16-членные макролиды сохраняют высокую активность в отношении S.pneumoniae.  К примеру, в исследовании ПеГАС уровень резистентных форм пневмококка к азитромицину, кларитромицину не превышал 8,2%, джозамицину — 4,0 % [11, 23, 24].  Несмотря на привлекательность макролидов, связанную с их высокой активностью в отношении пневмококка, микоплазменной и хламидийной флоре, низкой токсичностью, способностью создавать высокие внутриклеточные концентрации, до 1200 раз превышающие концентрацию в крови, данная группа должна оставаться в альтернативной группе. Частое и необоснованное назначение макролидных антибиотиков приводит к росту резистентных форм  S. pneumoniae, к примеру, в США, Японии резистентные формы пневмококков доходят до 40% [1].


Пневмония. Реанимация. Медицина в России. ЗОЖ решает. #Петр_Бомбит

Таблица 1.

Выбор антибиотиков для лечения пневмонии у детей

Тяжесть пневмонии

Препараты выбора

Альтернативные препараты


Первое лекарство от коронавируса и вторая волна эпидемии - Россия 24
Нетяжелая пневмонияАмоксициллин
Амоксициллин + клавуланат
Цефалоспорины II поколения,
Макролиды
Тяжелая пневмонияАмоксициллин + клавуланат или Цефалоспорины II, IIIЦефалоспорины III или IV поколения отдельно или в комбинации с аминогликозидом,
КарбапенемыГликопептиды

 

Препаратами выбора для больных с тяжелой пневмонией, требующей госпитализации, являются амоксициллин + клавуланат (в\в) или цефалоспорины II поколения. Альтернативными антибиотиками являются цефалоспорины III или IV поколения. Цефтриаксон и цефотаксим (цефалоспорины III поколения) сохраняют высокую чувствительность по отношению к пневмококку и гемофильной палочки — резистентные формы не превышают 2% [24]. Что касается цефиксима, то здесь наблюдается высокая активность против пневмококка — резистентные формы не превышают 6,8%, однако данный антибиотик уступает по активности и амоксициллину, и цефтриаксону. Рекомендованные дозы, режимы введения представлены в таблице 2.

Критерием прекращения курса антибактериальной терапии при лечении нетяжелой ВП является клиническое выздоровление, даже при сохранении остаточных изменений на рентгенограмме. В целом продолжительность антибиотикотерапии составляет 7-10 дней. Не следует отменять антибиотик на ранних сроках  (на 3-5-й день), так как при этом не достигается эрадикация возбудителей, потенцируется развитие антибиотикорезистентных штаммов. Следует подчеркнуть, что при лечении ВП хламидийной и микоплазменной этиологии оправдан 14-дневный курс терапии макролидами, за исключением тех случаев, когда используется азитромицин.

Считается нерациональным использование при терапии ВП тетрациклина и ко-тримокосазола в силу роста устойчивости пневмококка к данным препаратам, также использовать аминогликозиды в виду отсутствия природной активности   в отношении S.pneumoniae [1].

Итак, адекватная терапия ВП в основном, а может быть и в целом,  зависит от рационального подбора антибактериальной терапии. В отечественных стандартах  лечения ВП включены и муколитические препараты, однако данную терапию рекомендуют использовать у менее 20% больных. Муколитические препараты (бромгексин, амброксол, ацетилцистеин, карбоцистеин и др.) эффективно разжижают мокроту, не увеличивая существенно ее количество. Некоторые из препаратов этой группы имеют несколько лекарственных форм, обеспечивающих различные способы доставки лекарственного вещества (оральный, ингаляционный), что чрезвычайно важно в комплексной терапии пневмонии.


О пневмонии простым языком. Симптомы и лечение пневмонии

Спектр лекарственных препаратов, рекомендованных для лечения пневмонии, достаточно ограниченный.  Наряду с антибактериальной и муколитической терапией допускается использование противовирусных, нестероидных противовоспалительных средств (как жаропонижающий препарат), препаратов,  влияющих на сердечно-сосудистую систему и улучшающих реологические свойства крови [22]. 

Похожие темы:
Доклад пневмония у детей
Лечение пневмонии кому за 80
Доклад пневмония у детей

Таблица 2.

Дозы наиболее часто применяющихся антибиотиков, пути и кратность их введения


Лечение пневмонии народными средствами

Антибактериальный препарат

Похожие темы:
Лечение пневмонии дома препараты
Уколы глюконат кальция при пневмонии
Декасан ингаляции при пневмонии

Доза

Путь введения


Пневмония — откуда она берется? Жить здорово! (27.07.2017)

Кратность

Похожие темы:
Пневмония у ребенка лечение видео
Лечение при пневмонии в уфе
Боли при затяжной пневмонии

введения

Пенициллины

Амоксициллин25–50 мг/кг. Детям старше 12 лет 0,25–0,5 г каждые 8 чВнутрь3 раза в сутки
Амоксициллин+клавуланат20–40 мг/кг (по амоксициллину). Детям старше 12 лет при нетяжелой пневмонии по 0,5 г каждые 8 ч или по 1 г (по амоксициллину) каждые 12 чВнутрь2- 3 раза в сутки
Амоксициллин+клавуланат30 мг/кг массы тела (по амоксициллину). Детям старше 12 лет 1 г (по амоксициллину) каждые 8 или 6 чв/в2- 3 раза в сутки

Цефалоспорины II поколения

Цефуроксим натрия50–100 мг/кг. Детям старше 12 лет 0,75–1,5 г каждые 8 чв/м, в/в3  раза в сутки
Цефуроксима аксетил20–30 мг/кг. Детям старше 12 лет 0,25–0,5 г каждые 12 чВнутрь2  раза в сутки

Цефалоспорины III поколения

Цефотаксим50–100 мг/кг. Детям старше 12 лет 2 г каждые 8 -12 чв/м, в/в2 -3 раза в сутки
Цефтриаксон50–80 мг/кг. Детям старше 12 лет 1–2 г 1 раз в суткив/м, в/в1 раза в сутки
Цефтазидим50–100 мг/кг. Детям старше 12 лет 2 г каждые 8 чв/м, в/в2- 3 раза в сутки
Цефалоспорины IV поколения
Цефепим100–150 мг/кг. Детям старше 12 лет 1–2 г каждые 8- 12 ч в/в2 — 3 раза в сутки

Карбапенемы

Меропенем30–60 мг/кг. Детям старше 12 лет 1 г каждые 8 чв/в3 раза в сутки

Гликопептиды

Ванкомицин40 мг/кг. Детям старше 12 лет 1 г каждые 12 чв/в3-4 раза в сутки

Оксазолидиноны

Линезолид10 мг/кг

в/м, в/в

3 раза в сутки

Аминогликозиды

Амикацин15–30 мг/кгв/м, в/в2 раза в сутки
Нетилмицин5 мг/кгв/м, в/в2 раза в сутки

Макролиды

Спирамицин15 тыс. Ед/кг. Детям старше 12 лет 500 тыс. Ед каждые 12 чВнутрь2 раза в сутки
Рокситромицин5–8 мг/кг. Детям старше 12 лет 0,25–0,5 г каждые 12 чВнутрь2 раза в сутки
Азитромицин10 мг/кгВнутрь1 раза в сутки
Джозамицин 30-50 мг/кг/сутВнутрь3 раза в сутки

 

 

И.И. Закиров, А.И. Сафина

Казанская государственная медицинская академия    

Закиров Ильнур Ильгизович — кандидат медицинских наук, ассистент кафедры педиатрии и неонатологии

 

 


Использованные источники: http://pmarchive.ru/kriterii-diagnostiki-i-lecheniya-vnebolnichnoj-pnevmonii-u-detej/

Л.И. Дворецкий
ММА им. И.М. Сеченова

Пневмония продолжает оставаться одной из важнейших патологий в клинике внутренних болезней, а качество диагностики данного заболевания и эффективность лечения больного пневмонией без преувеличения является мерилом врачебного рейтинга.
В классических случаях течения заболевания диагностика пневмонии не представляет особых трудностей, а назначение адекватной антибактериальной терапии (АТ) способствует разрешению пневмонии у большинства пациентов через 3-4 недели.
Вместе с тем в клинической практике нередки ситуации, при которых встречаются трудности диагностики заболевания, пневмония принимает тяжёлое и затяжное течение, по разным причинам не достигается ожидаемый эффект от первоначального, а порой и последующего антибиотика, возникают трудности выбора препарата. Вышеуказанные ситуации представляются нестандартными, а подобные пациенты могут быть условно отнесены к категории «сложных» больных. Условность такого понятия очевидна, поскольку в каждом пациенте, в том числе и пневмонией, заложены особенности течения заболевания и ответа на лечение. А если учесть, что эффективность диагностики и лечения пневмонии это результат взаимодействия нескольких, по крайней мере, четырёх «составляющих» (пациент, микроорганизм, врач, антибиотик), то термин «сложный» больной приобретает более реальные очертания. В дидактических целях целесообразно и оправдано выделить наиболее часто встречающиеся сложные ситуации среди больных внебольничной пневмонией. Это поможет обращать более пристальное внимание в процессе диагностического поиска и построении программы ведения данной категории пациентов.
Среди больных пневмонией, которых можно отнести к категории сложных есть основания выделить следующие категории пациентов, требующих нестандартного подхода к диагностике и лечению:
• больные пожилого и старческого возраста;
• больные с наличием полиморбидности;
• некомплаентные больные;
• больные с высоким риском антибиотикорезистентности;
• больные с риском побочных эффектов;
• беременные пациентки;
• больные с плохим ответом на антибактериальную терапию. Больные пневмонией пожилого и старческого возраста
Ведение больных пневмонией пожилого и старческого возраста почти во всех случаях имеет свои особенности, в связи с чем этих больных оправдано относить к категории сложных пациентов. Основные сложности ведения данной категории пациентов возникают уже на этапе диагностики (атипичное течение, внелёгочная симптоматика и др.) и сохраняются при лечении (выбор антибиотика, оценка эффективности, коррекция коморбидных состояний) (рис. 1).
Основные проблемы лечения пневмонии у пожилых:

• поздняя диагностика, осложнения;
• коморбидность;
• повышенный риск лекарственного взаимодействия;
• повышенный риск антибиотикорезистентности;
• низкая комплаентность больных;
• наклонность к затяжному течению.

Доказано, что при ведении пожилых больных пневмонией особенно важным считается максимально раннее начало АТ. Именно у данного возрастного контингента пациентов была выявлена зависимость между эффективностью лечения и сроками начала АТ. Так, по данным ретроспективного анализа течения пневмонии у 14 000 пожилых больных, установлено, что начало АТ в течение 8 часов от момента госпитализации и получение культуры для бактериологического анализа способствовало снижению летальности в течение 30 дней на 15 % и 10 % соответственно [1].
По данным другого исследования, ещё более раннее начало АТ (в течение 4 часов от госпитализации) способствовало снижению госпитальной летальности, снижению летальности в течение 30 дней, а также сокращению сроков пребывания больных в стационаре (ретроспективный анализ течения внебольничной пневмонии у 13 771 пожилых больных) [2].
С учётом частой коморбидности важным является своевременное выявление и адекватная коррекция декомпенсации сопутствующей патологии (сердечная недостаточность, нарушения ритма сердца, декомпенсация сахарного диабета), поскольку летальность у данной категории пациентов нередко обусловлена именно декомпенсацией коморбидных состояний (смерть больных «с пневмонией»).
Показанием для госпитализации пожилых больных следует считать не столько сам поздний возраст пациентов, а тяжесть заболевания, декомпенсацию (или высокий её риск) коморбидных состояний. Вместе с тем сроки пребывания пожилого больного в стационаре должны быть сведены к минимому с учётом риска развития у пожилых т. н. госпитальных ятрогений (спутанность, внутрибольничные инфекции, падения и др.).
Антибактериальными препаратами (АП) выбора при тяжёлых пневмониях являются комбинация бета-лактамов (защищённые пенициллины, цефалоспорины III поколения) с макролидами или монотерапия респираторными фторхинолонами. Целесообразно использование режима ступенчатой терапии. Возрастное снижение показателей клубочковой фильтрации наряду с высокой частотой нефроангиосклероза у пожилых со сниженной почечной функцией должны быть одним из факторов, влияющих на выбор АП, что, к сожалению, не всегда учитывается в клинической практике.

Больные с сопутствующей и фоновой патологией
Наличие коморбидности является одним из неблагоприятных факторов, влияющих на течение и прогноз пневмонии. Основными особенностями течения заболевания, создающими трудности ведения данной категории пациентов, являются следующие:
• частая декомпенсация сопутствующей патологии на фоне пневмонии;
• риск плохого ответа на АТ;
• риск антибиотикорезистентности;
• нарушенная фармакокинетика антибиотиков;
• риск лекарственных взаимодействий;
• частота побочных эффектов.
Наиболее актуальными коморбидными состояниями, имеющими клиническое значение, у больных пневмонией являются: хроническая обструктивная болезнь лёгких, сердечная недостаточность, сахарный диабет, хроническая почечная недостаточность, диффузные заболевания печени, хронический алкоголизм, опухолевые заболевания, системные васкулиты, леченные глюкокортикоидами и цитостатиками, алиментарная недостаточность и некоторые другие заболевания
Тяжёлая сопутствующая (фоновая) патология является неблагоприятным фактором, утяжеляющим прогноз заболевания, а также развития осложнений, затяжного и тяжёлого течения, повышенного риска антибиотикорезистентности. Кроме того, наличие сопутствующей патологии с функциональными нарушениями со стороны печени и почек создаёт определённые сложности и может становиться источником ошибок в выборе АП, его дозировки, путях введения, длительности АТ и т. д. При этом в основе ошибок может лежать либо невыявление сопутствующей патологии вообще, либо её недоучёт в отношении риска токсического эффекта АП, либо, наконец, недостаточное знание фармакокинетических особенностей назначаемого АП. Так, ошибочно назначение потенциально нефротоксичных АП (аминогликозиды, карбапенемы) без корректировки дозы у больных с сопутствующей почечной недостаточностью. Опасно также в подобных ситуациях сочетанное применение АП, каждый из которых обладает нефротоксическими свойствами (аминогликозиды и цефалоспорины, за исключением цефоперазона). При наличии у больного почечной недостаточности следует отдавать предпочтение выбору АП с преимущественно внепочечным выведением (цефоперазон) или с двойным путём элиминации (цефтриаксон). Наличие сопутствующей, нередко множественной патологии с функциональными нарушениями органов и систем у больного пневмонией требует назначения наряду с АП лекарственных средств для коррекции соответствующих коморбидных состояний (бронхиальная обструкция, сердечная недостаточность и нарушения сердечного ритма, артериальная гипертензия, сахарный диабет, заболевания печени и др.). При этом возникает ситуация, которую можно квалифицировать как вынужденную полипрагмазию, создающую дополнительные трудности при выборе АП в связи с риском лекарственных взаимодействий, в том числе и взаимодействия АП с другими медикаментами.
В современных рекомендациях по АТ внебольничной пневмонии сопутствующая патология наряду с возрастом старше 65 лет считается фактором, определяющим выбор АП с учётом амбулаторного или стационарного лечения.
У амбулаторных больных внебольничной пневмонией с сопутствующими заболеваниями препаратами выбора являются ингибиторозащищённые пенициллины (амоксициллин/клавуланат), а альтернативными АП могут быть респираторные фторхинолоны (моксифлоксацин, левофлоксацин, гемифлоксацин) внутрь. Несмотря на то, что in vitro аминопенициллины не перекрывают весь спектр потенциальных возбудителей, в ходе клинических исследований не выявлено различий в эффективности этих антибиотиков, а также отдельных представителей класса макролидов или респираторных фторхинолонов [3, 4].
У госпитализированных пациентов рекомендуется комбинированная АТ бета-лактамами (ампициллин, амоксициллин/клавуланат, цефотаксим, цефтриаксон) в сочетании с макролидами (азитромицин, кларитромицин, джозамицин) или монотерапия респираторными фторхинолонами (моксифлоксацин, левофлоксацин) парентерально с последующим переходом на приём внутрь (режим ступенчатой терапии).

Некомплаентные больные
Понятие комплаентность означает мотивированную приверженность больного к выполнению различных врачебных рекомендаций, в т. ч. в отношении приёма лекарств со строгим соблюдением назначенного режима дозирования препарата.
Проблема некомплаентности больных в антибактериальной терапии приобретает важное клиническое значение, что позволяет относить некомплаентных пациентов также к категории сложных больных [5, 6]. Приблизительно в трети случаев АТ у амбулаторных больных прекращается досрочно [7]. По данным Romir (2007), 52 % больных пропускают приём или уменьшают частоту приёма АП, 23 % самостоятельно уменьшают дозировку, 18 % нарушают рекомендации по времени приёма, 16 % нарушают связь с приёмом пищи. В феврале 2007 г. в России было проведено исследование «Несоблюдение режима приёма антибиотиков: причины, особенности поведения пациентов и мнение специалистов». В исследовании приняли участие 1 575 взрослых пациентов. Выяснилось, что в нашей стране каждый второй респондент (54 %) не соблюдает график приёма антибиотиков частично или полностью, что заключается чаще всего в пропуске дозы или уменьшении частоты приёма рекомендованного лекарственного средства. При этом 3 % признались, что вовсе не соблюдают рекомендации врача [8].
Основными негативными аспектами некомплаентности АТ являются следующие:
• неэффективность лечения;
• риск развития осложнений и хронизации процесса;
• риск развития антибиотикорезистентности;
• необходимость назначения нового АП;
• удлинение сроков выздоровления;
• повышение затрат на лечение.

По данным многочисленных исследований, выявлена отчётливая зависимость между комплаентностью больных и эффективностью АТ. Несоблюдение режима АТ и досрочное прекращение лечения снижают, в ряде случаев значительно, эффективность АТ [9-11]. Это обусловлено тем, что недостаточный срок АТ не обеспечивает микробную эрадикацию, что ведёт как к развитию осложнений, так и затяжному течению заболевания. Кроме того, короткие неполные курсы АТ являются фактором развития антибиотикорезистентности. В то же время отсутствие эффекта или недостаточная эффективность АТ вследствие некомплаентности пациентов диктуют необходимость назначения нового АП. Всё это удлиняет сроки выздоровления пациентов, увеличивает длительность пребывания в стационаре и соответственно повышает затраты на лечение. Основные источники некомплаентности представлены на рис. 2.
Пути преодоления некомплаентности АТ включают:
• создание мотивации у больного;
• образовательные программы;
• назначение эффективного антибиотика с удобным режимом дозирования и хорошей переносимостью;
• использование антибиотиков, обеспечивающих максимальный эффект при минимальной кратности и длительности приёма, хорошей переносимости.
Фармакокинетические свойства защищённых пенициллинов, респираторных фторхинолонов и большинства макролидов позволяют применять их с частотой 1-2 раза в сутки как парентерально, так и внутрь, что значительно улучшает комплаентность больных.

Больные с риском антибиотикорезистентности
К факторами риска пенициллинорезистентности S. pneumoniae относятся: возраст больных менее 7 лет и старше 60 лет, наличие тяжёлых соматических заболеваний, частое и длительное лечение антибиотиками, проживание в домах престарелых.
Рациональная АТ пневмоний требует учёта степени риска антибиотикорезистентности некоторых микроорганизмов, например резистентности S. pneumoniae к пенициллину. При высоком риске пенициллинорезистентности у S. pneumoniae назначение макролидов может также оказаться неэффективным, поскольку возможно наличие перекрестной резистентности к макролидам. В то же время резистентность к пенициллину и макролидам не коррелирует с устойчивостью к респираторным фторхинолонам, что делает рациональным и обоснованным их выбор в подобных ситуациях.
Другой проблемой антибиотикорезистентности является продукция H. influenzae β-лактамаз, что обычно наблюдается у больных ХОБЛ, часто получающих АП по поводу обострений заболевания. С учётом этого при развитии пневмонии на фоне ХОБЛ оправдано назначение защищённых пенициллинов (амоксициллин/клавуланат, ампициллин/сульбактам). Поскольку механизмы резистентности к пенициллину у S. pneumoniae и H. influenzae различны (изменение мишени и выработка β-лактамаз соответственно), то защищённые пенициллины активны против H. influenzae, продуцирующей β-лактамазы, в отношении же пенициллинорезистентного S. pneumoniae они не превосходят аминопенициллины. В то же время «защищённые» пенициллины могут сохранять активность по отношению к пенициллинорезистентным стафилококкам, вырабатывающим β-лактамазы. Поэтому в ситуациях с высокой вероятностью стафилококковой внебольничной пневмонии (после перенесённого гриппа, хроническая алкогольная интоксикация) обосновано назначение ингибиторозащищённых пенициллинов.
Важное клиническое значение имеет выявление резистентности стафилококка у больных внутрибольничной пневмонией (метициллинорезистентный S. aureus), что определяет тактику АТ и обосновывает назначение ванкомицина. Нерационально назначение в качестве первоначального АП при внебольничной пневмонии ко-тримоксазола или тетрациклина в связи с высоким уровнем резистентности к этим АП основных возбудителей пневмонии.
Принципиально важен учёт региональной антибиотикорезистентности. В России, по данным многоцентрового исследования [12], наиболее высокий уровень резистентных штамов S. pneumoniae отмечается к тетрациклину и ко-тримоксазолу. В то же время низкий уровень резистентности выявлен к аминопенициллинам и защищённым пенициллинам, респираторным фторхинолонам, что позволяет отдавать предпочтение этим АП в ситуациях с высоким риском антибиотикорезистентности.
В регионах с высоким уровнем (> 25 %) инфекции, вызванной штаммами S. pneumoniae, резистентыми к макролидам (МПК > 16 мг/мл), предполагают использование респираторных фторхинолонов (гемифлоксацин, моксифлоксацин, левофлоксацин (750 мг) и др., высоких доз амоксициллина (3 г в сутки) или амоксициллина/клавуланата (2 г 2 р/сут).
Поскольку АТ больным пневмонией назначается эмпирически в отсутствии результатов чувствительности микроорганизма, необходим тщательный учёт основных факторов, влияющих на развитие антибиотикорезистентности у данного пациента. Тактика врача при выборе АП у больных пневмонией с высоким риском антибиотикорезистентности должна сводиться к следующему:
• учёт факторов риска (пожилой возраст, коморбидность, частое назначение АП, проживание в домах длительного пребывания);
• учёт перекрёстной пенициллинорезистентности бета-лактамов и макролидов;
• учёт регионарной антибиотикорезистентности;
• предпочтительное назначение защищённых пенициллинов и респираторных фторхинолонов;
• назначение АП по показаниям.

Больные с риском побочных эффектов АП
Развитие нежелательных реакций при АТ пневмоний ведёт к снижению эффективности лечения и увеличению его продолжительности, утяжелению состояния, снижению комплаентности больных, повышению затрат на лечение (купирование нежелательных реакций, назначение другого АП, увеличение длительности лечения и т. д.).
Риск развития побочных эффектов на фоне АТ пневмоний связан, прежде всего, с недоучётом анамнеза (непереносимость различного класса АП), а также факторов, влияющих на элиминацию АП (функциональные нарушения почек у пожилых и больных с сопутствующей патологией почек), риска лекарственных взаимодействий у больных, получающих по поводу сопутствующей патологии различные медикаменты. При наличии достоверно установленной гиперчувствительности к пенициллину не следует назначать другие бета-лактамные АП (цефалоспорины, карбапенемы). Альтернативными АП могут быть фторхинолоны, макролиды, тетрациклины. Однако нередко за «аллергию на антибиотики» могут приниматься реакции другого происхождения (сосудистые, вегетативные и др.), в связи с чем следует критически оценивать указания больных на такую «непереносимость» и более тщательно анализировать имеющуюся ситуацию. Вместе с тем опасны внутрикожные пробы на АП, поскольку при этом существует такая же опасность тяжёлых анафилактических реакций.
Одним из путей снижения риска нежелательных эффектов АТ является создание новых лекарственных форм АП на основе инновационных технологий. К такой лекарственной форме относятся препараты: амоксициллин, амоксициллин/клавулановая кислота (АМК), джозамицин в виде диспергируемых таблеток Солютаб. Известно, что АМК – один из АП выбора в лечении инфекций нижних дыхательных путей, в частности внебольничной пневмонии. Одной из существенных проблем использования АМК в клинической практике является сравнительно высокая частота нежелательных реакций со стороны желудочно-кишечного тракта. Применение новой лекарственной формы АМК – диспергируемых таблеток Солютаб за счёт более быстрой и предсказуемой абсорбции клавулановой кислоты из кишечника приводит к снижению частоты нежелательных реакций, а следовательно, и улучшению клинических исходов лечения в связи с более высокой приверженностью проводимой терапии.
В проведённом открытом рандомизированном сравнительном исследовании переносимости различных форм АМК (диспергируемые и обычные, покрытые оболочкой, таблетки) у больных внебольничной пневмонией и обострением ХОБЛ [13] установлено, что при эквивалентной клинической эффективности обоих АП новая лекарственная форма амоксицилина/клавулановой кислоты – диспергируемые таблетки Солютаб – характеризовалась несколько лучшим профилем безопасности по сравнению с обычными, покрытыми оболочкой, таблетками. Это проявлялось уменьшением частоты побочных эффектов, особенно диареи. Так, в исследовании выявлена достоверно меньшая частота развития диареи (6 % vs. 17 %; p = 0,027) в группе пациентов, получавших диспергируемые таблетки АМК.

Пневмонии у беременных
Беременные пациентки с пневмонией нередко представляют определённые проблемы диагностики и лечения. Свидетельством этого являются показатели летальности данной категории пациенток. Несмотря на то, что этот показатель существенно снизился в середине прошлого века благодаря широкому внедрению АП, он и сегодня остаётся на достаточно высоком уровне – 3-4 % (В.В. Архипов, А.Н. Цой, 2002) и является одной из важнейших неакушерских причин материнской смертности. С одной стороны, нередко возникают трудности дифференциальной диагностики пневмонии с вирусными респираторными инфекциями, что усугубляется не всегда оправданным ограничением использования лучевых методов диагностики. Между тем, после 12-недельного срока беременности проведение лучевых методов исследования вполне безопасно и допустимо. Во время беременности в организме женщины происходит ряд анатомо-физиологических изменений, которые могут значительно ухудшить прогноз пневмонии. К таким особенностям относятся: высокое стояние диафрагмы и уменьшение экскурсии лёгких, увеличение поперечного размера и окружности грудной клетки, уменьшение дыхательной поверхности лёгких. С учётом риска тяжёлого и осложнённого течения лечение пневмонии у беременных целесообразно проводить в условиях стационара.
Основная проблема при выборе АП для лечения пневмонии у беременных заключается в риске тератогенного действия АП. По степени выраженности неблагоприятного воздействия на плод все препараты можно условно разделить на четыре группы.
К группе А могут быть отнесены лекарственные средства, для которых доказано отсутствие отрицательного влияния на течение беременности и развитие плода в І триместре, а также не представлены данные о повышенном риске на более поздних сроках беременности. До настоящего времени в эту группу препаратов не включен ни один из антибиотиков, так как невозможно провести контролируемые исследования по изучению негативного воздействия препаратов на беременных.
Группу В составляют относительно безопасные в отношении влияния на плод антибиотики пенициллинового ряда (бензилпенициллин, амоксициллин, амоксициллин/клавуланат); цефалоспорины (цефуроксим, цефтриаксон, цефаклор, цефотаксим); макролиды (азитромицин, джозамицин); монобактамы (азтреонам); карбапенемы (меропенем); нитроимидазолы (метронидазол); фосфомицин, полимиксин. Эти препараты могут быть назначены беременным, в т. ч. для лечения внебольничной пневмонии.
К группе С относят препараты, при назначении которых не исключается риск неблагоприятного воздействия на плод: карбапенемы (имипенем), макролиды (кларитромицин), аминогликозиды (гентамицин), гликопептиды (ванкомицин), сульфаниламиды (ко-тримоксазол). В отдельных случаях, если потенциальная польза превышает возможный риск, применение этих препаратов у беременных может быть оправдано.
Группа D включает АП с доказанным негативным влиянием на течение беременности и развитие плода. К таким препаратам, которые не должны назначаться беременным пациенткам, относятся: тетрациклины (доксициклин, тетрациклин), фторхинолоны (ципрофлоксацин, офлоксацин), аминогликозиды (амикацин). Такая классификация антибактериальных препаратов предопределяет простой логический вывод – перечень антибиотиков, используемых для лечения внебольничной пневмонии у беременных, должен включать преимущественно препараты группы B.
В зависимости от тяжести течения пневмонии рекомендуется следующий подход в выборе первоначального АП у беременных:
• у больных нетяжёлыми пневмониями рекомендован пероральный приём антибиотиков пенициллинового ряда, в первую очередь амоксициллина;
• при подозрении на пневмонию, вызванную атипичными микроорганизмами (непродуктивный кашель, выраженная интоксикация, одышка, факторы риска) предпочтение следует отдавать безопасным современным макролидам (азитромицину, джозамицину);
• при тяжёлом течении заболевания или наличии дополнительных факторов риска (сахарного диабета, алкоголизма, муковисцидоза) АП выбора являются защищённые пенициллины или цефалоспорины ІІІ поколения обязательно в комбинации с макролидами.

Больные с плохим ответом на АТ
Как свидетельствует клиническая практика, у части пациентов с внебольничной пневмонией, несмотря на проведение АТ, соответствующей современным клиническим рекомендациям, отсутствует ожидаемый клинический эффект. У 6 % больных на фоне назначенной АТ в течение 48-72 часов наблюдается не только отсутствие клинического эффекта, но и прогрессирование пневмонии с развитием острой дыхательной и сердечной недостаточности, а также септического шока. Основные причины неэффективности АТ пневмонии включают:
• неправильный диагноз (туберкулёз, опухоль, отёк лёгких и др.);
• наличие осложнений (лёгочные, внелёгочные);
• тяжёлая сопутствующая и фоновая патология;
• неадекватный первоначальный АП;
• неадекватный режим дозирования АП;
• поздно начатая АТ.

У 10-20 % больных внебольничной пневмонией отмечается замедленный регресс рентгенологических изменений в виде уменьшения размеров лёгочной инфильтрации менее 50 % к концу 4-й недели от начала заболевания при улучшении клинической картины на фоне АТ [14]. Такие ситуации квалифицируются как медленно разрешающиеся пневмонии (затяжные пневмонии). Основными факторами риска затяжного течения пневмонии являются:
• пожилой возраст;
• тяжёлое течение;
• наличие осложнений;
• антибиотикорезистентность возбудителей;
• неэффективность стартовой АТ;
• мультилобарное поражение;
• курение;
• алкоголизм;
• полиморбидность;
• суперинфекция.

Если у больных моложе 50 лет с пневмококковой пневмонией и бактериемией сроки рентгенологического разрешения составляют около 4 недель, то у пациентов старше 50 лет при тяжёлом течении заболевания и наличии сопутствующей патологии разрешение пневмонии к 4-й недели наблюдается только в 20-30 % случаев. Что касается легионелёзной пневмонии, то её разрешение к 12-й недели регистрируется лишь у 55 % больных [14]. Одной из причин медленного разрешения ВП может быть вторичная резистентность возбудителей к АП, вследствие этого нозокомиальная суперинфекция. Поэтому особое внимание необходимо уделить правильности выбора АП для эмпирической терапии, режима дозирования и соблюдение пациентом врачебных назначений. Следует учитывать создание нужной концентрации препарата в очаге инфекции, для этого необходимо исключить «секвестрированные» очаги инфекции (например, эмпиема, абсцесс лёгкого, внеторакальные очаги). В случае затяжной пневмонии следует проводить дифференциальный диагноз с очаго-инфильтративным туберкулёзом лёгких, а также широким кругом неинфекционных лёгочных воспалений (пневмониты при системных васкулитах, лекарственные пневмониты, эозинофильные пневмонии и др.), протекающих с синдромно-сходной симптоматикой и создающих в этой связи известные дифференциально-диагностические трудности. Обязательным при медленно разрешающейся пневмонии является исключение опухолевого процесса в лёгких, особенно при наличии факторов риска (курильщики, пожилые пациенты).
С целью оптимизации ведения «сложных больных» пневмонией важное значение, наряду с соблюдением стандартов лечения, имеет конструктивное взаимодействие смежных специалистов: интерниста, пульмонолога (фтизиопульмонолога), врача лучевой диагностики, клинического фармаколога, клинического микробиолога.

Литература
1. Meehan T.P. Fine M.J. Krumholz H.M. et al. Quality of care process and outcomes in elderly patients with pneumonia // JAMA. 1997; 278: 2080.
2. Houck P.M., MacLehose R.F., Niederman M.S. et al. Empiric antibiotic therapy and mortality among Medicare pneumonia inpatients in 10 Western States: 1993, 1995, and 1997 // Chest. 2001; 119: 1420-6.
3. Чучалин А.Г. и соавт. Практические рекомендации по диагностике, лечению и профилактике ВП у взрослых, 2006 г.
4. Shefet D., Robenshtok E., Paul M., Leibovici L. Empirical atypical coverage for inpatients with community-acquired pneumonia: systematic review of randomized controlled trials // Arch Intern Med. 2005; 165: 17: 1992-2000.
5. Kardas P. Patient compliance with antibiotic treatment for respiratory tract infections // Antimicrob Chemother. 2002; 49: 897-903.
6. Pechere J.C., Hughes D., Kardas P., Cornaglia G. Non compliance with antibiotic therapy for acute community infections: a global survey // Int J of Antimicrob Agents. 2007; 29: 245-253.
7. Kardas P., Devine S., Gollembesky A., Roberts C. A systematic review and meta-analysis of misure of antibiotic therapies in the community // Int J of Antimicrob Agents. 2005;


Использованные источники: http://t-pacient.ru/articles/6548/

Н.Н. Козачок, М. Н. Селюк, С. А. Бычкова, Украинская военно-медицинская академия, Киев

История изучения пневмонии насчитывает не одно тысячелетие. Один из первых ее исследователей Гип­пократ, работы которого дошли до наших дней, описал основные симптомы пневмонии и ее лечение. Антич­ные лекари отмечали, что пневмония это комплекс­ное и многостадийное заболевание, требующее особо­го внимания врачей [1, 15].

Несмотря на столь долгую историю изучения про­блемы, вопросы лечения пневмонии по-прежнему акту­альны. Пневмонию и сегодня относят к наиболее широ­ко распространенным заболеваниям. Согласно данным ВОЗ, в 40% случаев продолжительность жизни людей в мире сокращается вследствие инфекционных болез­ней, а пневмония занимает четвертое место среди при­чин смерти в общей популяции [9-11]. Невзирая на успе­хи медицины (новые методы и подходы к диагностике, лечению и профилактике пневмоний), распространен­ность этого заболевания увеличивается с каждым го­дом, что, в свою очередь, ведет к большим экономиче­ским потерям за счет высоких показателей инвалидизации и смертности. Сегодня пневмония рассматрива­ется как острое инфекционное заболевание преимуще­ственно бактериальной этиологии, характеризующееся очаговым поражением респираторных отделов легких и наличием внутриальвеолярной экссудации. Термин «хроническая пневмония» в современных рекоменда­циях не применяется [9].

В Международной классификации болезней, травм и причин смерти Х пересмотра (1992) из рубрики «Пнев­мония» исключены заболевания, спровоцированные физическими факторами и факторами аллергического или сосудистого происхождения, а в основу классифи­кации положена этиология. Безусловно, классификация пневмонии, основанная на типе ее возбудителя, являет­ся оптимальной, поскольку позволяет обосновать этиотропную терапию. На сегодняшний день выделены па­тогены, чаще всего вызывающие внебольничную пнев­монию (ВП) (табл. 1).

К сожалению, невозможность идентификации па­тогена в сжатые сроки крайне затрудняет практиче­ское применение данной классификации, поскольку адекватная терапия пневмонии требует введения пер­вой дозы антибактериального препарата (АБП) не позд­нее 8 ч от начала развития заболевания, а использо­вание стандартных методов лабораторной диагности­ки позволяет идентифицировать патоген лишь через 48-72 ч после изъятия образца [11]. Это и побудило кли­ницистов разработать классификацию, в которой учте­ны условия развития заболевания, особенности инфи­цирования легочной ткани и состояние иммунологической реактивности организма. Такой подход позво­ляет с высокой степенью вероятности определять эти­ологию заболевания и назначать адекватное лечение. Современная классификация пневмонии по особенно­стям инфицирования и условиям возникновения выгля­дит следующим образом [13, 16]:

1) негоспитальная, или внебольничная пневмония:

2) внутригоспитальная, госпитальная, или нозокоми­альная пневмония (НП) (развившаяся в течение 48 ч по­сле госпитализации пациента):

  • у лиц с самостоятельным дыханием;
  • у лиц с искусственным дыханием;

3) аспирационная:

  • аспирация орофарингеальной микрофлоры;
  • аспирация желудочно-кишечной микрофлоры;

4)  пневмония при иммунодефицитных состояниях:

  • врожденном иммунодефиците;
  • ВИЧ-инфекции;
  • иммуносупрессии.

Практическая значимость этой классификации, в основу которой положены этиология и степень тяжести заболевания, в первую очередь влияющие на выбор ан­тибиотика, бесспорна.

Создание новых протоколов ведения пациентов с пневмонией связано с тем, что в последние годы были получены новые данные о резистентности ключевых бактериальных возбудителей заболеваний верхних ды­хательных путей, пополнился арсенал АБП, проанали­зированы неудачи проводимой терапии. Помимо это­го, значительно расширилась доказательная база, ко­торую следует учитывать при ведении данной катего­рии пациентов, опубликованы результаты новых кон­тролируемых клинических исследований, метаанали­зов и систематических обзоров. Все эти обстоятельства предопределили создание новых рекомендации, под­готовленных экспертами Европейского респираторно­го общества (EuropeanRespiratorySocietyERS) и Ев­ропейского общества по клинической микробиологии и инфекционным болезням (EuropeanSocietyofClinicalMicrobiologyandInfectiousDiseasesESCMID) [14, 16]. В нашей стране к таким рекомендациям относится при­каз МЗ Украины № 128 от 19.03.2007 г. «Об утверждении клинических протоколов оказания медицинской помо­щи по специальности «Пульмонология» [9].

Внебольничная пневмония одно из самых распро­страненных заболеваний, с которым каждодневно при­ходится иметь дело практическому врачу. Для правиль­ного выбора лечения больных ВП подразделяют на 4 ка­тегории. В зависимости от категории, к которой принад­лежит пациент, назначают амбулаторное либо стацио­нарное лечение. Для каждой группы больных характе­рен свой спектр возбудителей, и знание наиболее рас­пространенной этиологии упрощает выбор антибакте­риального препарата.

Диагноз пневмонии верифицируется на основании комплексного подхода, предполагающего анализ кли­нических симптомов, рентгенологических и лаборатор­ных данных, результатов микробиологического иссле­дования, а также эффективности проводимой антибак­териальной терапии.

Клиническая диагностика основывается на ряде симптомокомплексов:

  • кашель + гнойная мокрота + крепитация;
  • кашель + гнойная мокрота + клинические призна­ки пневмонии;
  • признаки консолидации легочной ткани (три и бо­лее: укорочение перкуторного звука, бронхиальное ды­хание, звучная крепитация, усиление голосового дро­жания и бронхофонии).

Чувствительность и специфичность клинических признаков в диагностике ВП составляют 74 и 84% со­ответственно. Ни один из симптомов пневмонии не является специфичным, но отсутствие одного или бо­лее из них делает диагноз заболевания менее веро­ятным.

Методы лабораторной диагностики пневмонии, предложенные ERS(2005), представлены в таблице 2 [16].

Среди лабораторных методов в Украине наиболее широко применяются рутинные и специальные тесты. К первым относятся:

  • бактериоскопия окрашенной по Граму мокроты;
  • посев мокроты (стационарные больные);
  • защищенная браш-биопсия (катетер-щетка);
  • при НП у интубированных пациентов эндотрахеальная аспирация.

К специальным тестам относят:

  • определение в моче антигена Legionellapneumophilaсерогруппы 1; исследование проводится у всех боль­ных с тяжелой ВП, а также при наличии соответству­ющих клинических/эпидемиологических данных в пользу легионеллезной пневмонии (ERS, 2005);
  • определение антигена возбудителя с использованием моноклональных антител, ДНК-зондирования или по­лимеразной цепной реакции;
  • определение ВИЧ-инфекции у всех пациентов в воз­расте от 15 до 54 лет;
  • для НП исследование гемокультуры (2 образца из двух вен) [11].

Одним из методов подтверждения диагноза являет­ся рентгенодиагностика. Однако высокая частота лож­ноотрицательных результатов при данной патологии не позволяет абсолютно точно верифицировать диа­гноз. Отсутствие изменений на рентгенограмме может быть обусловлено обезвоживанием организма, ран­ними стадиями заболевания (стетоакустические дан­ные могут опережать рентгенологическую симптома­тику приблизительно на 24 ч), выраженной нейтропенией. Чувствительность рентгенографии в диагностике очагово-инфильтративных изменений в легких состав­ляет 56-87%.

При проведении рентгенодиагностики пневмонии также необходимо помнить о возможности ложнопо­ложительных результатов. Следует исключить очаговые поражения легких, такие как лучевой пневмонит, «бен­зиновая пневмония», а также аллергические заболева­ния (легочную эозинофилию) и очаговые поражения легких сосудистого происхождения (инфаркт легкого на почве тромбоэмболии легочной артерии, гранулематоза Вегенера) (Рекомендации Канадского общества ин­фекционных болезней/Канадского торакального обще­ства [CIDS/CTS], 2000).

Оценку течения заболевания проводят по так назы­ваемым малым и большим критериям тяжести (приказ МЗ Украины № 128 от 19.03.2007 г.).

К «малым» критериям тяжелого течения ВП относят:

  • частоту дыхания 30 и более в минуту;
  • нарушение сознания;
  • SaO2 менее 90%, PaO2 менее 60 мм рт. ст;
  • систолическое артериальное давление ниже 90 мм рт. ст.;
  • двустороннее или мультилобарное поражение, плев­ральный выпот, полостные распады.

«Большие критерии» тяжелого течения ВП включают:

  • необходимость проведения искусственной вентиля­ции легких;
  • быстрое прогрессирование пневмонического инфиль­трата более чем на 50% в сравнении с исходными дан­ными в течение ближайших 48 ч;
  • септический шок или необходимость введения вазопрессоров;
  • наличие острой почечной недостаточности (количе­ство мочи 80 мл за 4 ч, уровень креатинина более 0,18 ммоль/л при отсутствии хронической почечной недо­статочности).

О тяжелом течении пневмонии говорят при наличии одного «большого» или двух «малых» критериев [9-12].

Критерии риска летального исхода или осложнен­ного течения изложены в шкале PORT(1997) и базиру­ются на учете возраста больного, степени воспалитель­ного процесса, признаков интоксикации, наличия со­путствующей патологии.

В 2003 г. была опубликована шкала CRBдля опреде­ления вариантов лечения больных ВП в зависимости от степени тяжести заболевания (W.S. Lim et al.,2003), предполагающая наличие следующих признаков:

  • нарушение сознания;
  • частота дыхания >30 в минуту;
  • артериальное давление систолическое <90 мм рт. ст., диастолическое <60 мм рт. ст.;
  • возраст >65 лет.

При отсутствии признаков тяжести ВП назначают ам­булаторное лечение, при наличии 1-2 признаков лече­ние в стационаре, 3-4 признаков неотложную госпи­тализацию в отделение реанимации и интенсивной те­рапии.

На рисунке 1 отображен алгоритм оценки степени риска больных ВП, предлагаемый российскими пульмо­нологами.

После верификации диагноза решается вопрос о на­значении соответствующей терапии. Лечение прово­дится дифференцированно, с учетом вышеперечислен­ных критериев. Алгоритм дифференцированной тера­пии представлен на рисунке 2.

Согласно недавно изданному приказу МЗ Украины № 128 от 19.03.2007 г., больные ВП подразделяются на категории, аналогичные указанным в предыдущих ре­комендациях. Что касается вопросов рекомендованной терапии, то в этот раздел внесены коррективы, основан­ные на новых данных, полученных при изучении рези­стентности основных возбудителей к АБП. Пациенты с нетяжелым течением заболевания, без сопутствующей патологии и «модифицирующих» факторов риска появ­ления отдельных возбудителей не нуждаются в госпита­лизации и лечатся амбулаторно. Также к амбулаторным больным отнесены пациенты II группы (с нетяжелым течением, которые не нуждаются в госпитализации, с на­личием сопутствующей патологии и/или других «моди­фицирующих» факторов). Препаратами выбора у таких больных являются АБП, проявившие максимальную эф­фективность в отношении основных возбудителей ВП, наилучшую переносимость и максимальное удобство применения. В лечении амбулаторных форм ВП предпо­чтение следует отдавать пероральным АБП. Таким обра­зом, сегодня антибактериальную терапию амбулатор­ным больным 1 группы необходимо проводить пероральными АБП на протяжении 7-10 дней.

Антибактериальная терапия пневмоний являет­ся наиболее рациональным видом лечения, посколь­ку носит этиотропный характер. Успех лечения пневмо­нии в значительной степени зависит от безошибочной идентификации возбудителя. Даже при современном оснащении бактериологической службы медицинско­го учреждения начальное антибактериальное лечение назначается эмпирически с учетом анамнеза, клиниче­ской картины, эпидемиологической ситуации. В боль­шинстве современных руководств к выбору АБП реко­мендуется подходить с учетом деления пневмоний на внебольничные и госпитальные, микрофлора которых принципиально отличается и, следовательно, требует назначения различных антибиотиков. При ВП актуаль­ны пенициллины (особенно в сочетании с ингибитора­ми р-лактамаз) и макролиды. При НП предпочтение от­дается противостафилококковым антибиотикам и АБП, действующим на грамотрицательную флору и анаэро­бы (гликопептидам, цефалоспоринам II и III поколения, фторхинолонам). Дополнительным критерием выбора антибиотика является возраст младше или старше 60 лет. Следует отметить, что хотя этот критерий апроби­рован в масштабных статистических исследованиях, его адекватное применение не гарантирует успеха в каж­дом конкретном клиническом случае. Другим чрезвы­чайно важным критерием выбора антибактериальной терапии является тяжесть заболевания.

К основным принципам антибактериальной тера­пии ВП относят своевременное начало лечения, охват наиболее вероятных возбудителей заболевания (S. pneumoniae, «атипичных» микроорганизмов), учет мест­ных эпидемиологических особенностей и данных по ми­кробной резистентности. В нашей стране на сегодняш­ний день отсутствуют доказательные данные по рези­стентности микроорганизмов к АБП. Несмотря на появ­ление в последние годы совместных с российскими уче­ными проектов по изучению антибиотикорезистентности [5, 6], выбор АБП в Украине все еще производится с учетом данных по резистентности, накопленных в других странах (России, Чехии, Словакии, Польше). Наиболее из­ученными причинами резистентности являются: продук­ция бактериями разрушающих антибиотик ферментов, изменение структуры клеточных мишеней, перестройка каналов в клеточной стенке бактерий и уменьшение ее проницаемости для антибиотика, эффлюкс АБП из клетки и формирование метаболического «шунта» [2]. С каждым годом фармакотерапия ВП существенно корректируется, что обусловлено рядом факторов:

  • развитием и распространением устойчивости сре­ди наиболее актуальных респираторных патогенов;
  • внедрением в медицинскую практику инновацион­ных микробиологических методов диагностики, новых антибиотиков или их лекарственных форм;
  • новыми подходами к оценке прогноза и степени тя­жести ВП.

Все вышеизложенное заставляет медиков периоди­чески обновлять свои рекомендации с учетом результа­тов новейших исследований ключевого фактора, опре­деляющего характер терапии, резистентности к анти­биотикам. Постоянное изучение вопроса резистентно­сти основных возбудителей к АБП значительно упроща­ет работу клиницистов. Результаты недавно проведен­ного масштабного российского 6-летнего исследования ПеГАС позволяют и нашим врачам грамотно подбирать антибактериальную терапию больным ВП. Данные по резистентности S. pneumoniae[5, 6] (одного из наибо­лее распространенных возбудителей ВП) в России пред­ставлены в таблице 3.

Streptococcuspneumoniae — один из ведущих возбу­дителей ВП среди пациентов как с легким, так и с тяже­лым ее течением (около 20%). У больных пневмонией с бактериемией S. pneumoniaeявляется причиной более 66% всех случаев ВП.

Второе место по значению среди возбудителей ВП занимают атипичные микроорганизмы Mycoplasmapneumoniaeи Chlamydophilapneumoniae(до 10-20%), распространенность которых варьирует в зависимости от времени года, возраста больных, географического ре­гиона.

Роль Staphylococcusaureus, Legionellapneumophilaи грамотрицательных бактерий (Klebsiellapneumoniae, Pseudomonasaeuruginosaи др.) в генезе ВП не столь зна­чительна, но возрастает по мере увеличения тяжести за­болевания. Инфекции Legionellaspp. встречаются в основ­ном в регионах с теплым климатом (страны Средиземно­морья) и довольно редко в странах Северной Европы [7].

Значительно увеличился удельный вес пневмоний, вызываемых штаммами S. pneumoniae, устойчивыми к пенициллину и другим антибиотикам (полирезистентные штаммы). Доля штаммов S. pneumoniae, резистент­ных к пенициллину, в мире варьирует от 5 до 50% в зави­симости от географического региона, популяции (пре­обладает среди детей), локализации инфекции (преиму­щественно в назофарингеальной зоне) и клинического окружения (чаще в стационаре). По данным Российско­го многоцентрового исследования ПеГАС-1, на долю пе­нициллиноустойчивых приходится 9% всех выделенных штаммов S. pneumoniae(умеренно резистентных 7%, высокорезистентных 2%) [6].

Основываясь на данных по резистентности S. pneumoniae, отечественные ученые рекомендуют осуществлять выбор АБП по схеме, показанной в табли­це 4 (приказ МЗ Украины № 128).

Основными целями антибактериальной терапии яв­ляются:

  • эрадикация патогена;
  • купирование клинической симптоматики. Рациональная антибиотикотерапия базируется на сле­дующих принципах:
  • учете локальных и региональных данных относитель­но резистентности возбудителей;
  • адекватности дозирования АБП;
  • расчете разовой дозы АБП;
  • кратности применения антибиотика;
  • учете фармакокинетических/фармакодинамических параметров и риска побочных действий препарата;
  • предварительной оценке стартовой антибиотикотерапии через 48-72 ч от начала лечения.

Оптимальный АБП должен:

  • обладать свойством быстрого и адекватного проник­новения в ткани, слизистую оболочку, бронхи, парен­химу и жидкости респираторного тракта; в случае вну­триклеточных возбудителей накапливаться в высокой концентрации интрацеллюлярно;
  • обладать способностью концентрироваться в локусе инфекции;
  • накапливаться в респираторном тракте в концентра­циях, превышающих таковые в сыворотке крови;
  • обладать длительным периодом полувыведения (T1/2) из организма, что позволяет уменьшить кратность при­ема;
  • обладать длительным T1/2 из тканей и жидкостей ре­спираторного тракта, существенно превышающим тако­вой в сыворотке крови;
  • иметь широкий спектр терапевтических концентра­ций.

Несмотря на широкий арсенал АБП, только незначи­тельное их количество может быть использовано в те­рапии ВП [6].

Основной проблемой лечения пневмококковых инфекций является устойчивость S. pneumoniaeк АБП. Наиболее востребованы в терапии ВП препараты груп­пы пенициллинов, что обусловлено, прежде всего, вы­сокой чувствительностью основных возбудителей к данному классу лекарственных средств (ЛС). В боль­шинстве стран и сегодня устойчивость пневмокок­ков к пенициллину остается невысокой, хотя количе­ство резистентных штаммов также увеличилось. Среди стран СНГ достаточно полно изучена резистентность S. pneumoniaeк АБП в России. Одним из немногих АБП, сохраняющих максимально высокую антимикробную активность в отношении S. pneumoniae, является амоксициллин [5-7].

К факторам риска пенициллинорезистентности S. pneumoniae относят:

  • возраст больных младше 7 и старше 60 лет;
  • наличие тяжелых соматических заболеваний;
  • частое и длительное лечение антибиотиками в анам­незе;
  • проживание в домах престарелых.

Поскольку механизмы резистентности к пеницил­лину у пневмококка и гемофильной палочки различ­ны (изменения мембраны и выработка ß-лактамаз со­ответственно), то защищенные пенициллины (амоксициллин/клавуланат, ампициллин/сульбактам) актив­ны против H. influenzae, продуцирующей ß-лактамазу.

Ведущим защищенным антибиотиком пеницилли­нового ряда является Амоксиклав (амоксициллин, за­щищенный от действия ß-лактамаз клавулановой кис­лотой), обладающий высокой бактерицидной активно­стью, в том числе к штаммам микроорганизмов, рези­стентных к амоксициллину.

Амоксиклав активен в отношении:

  • аэробных грамположительных бактерий (включая штаммы, продуцирующие ß-лактамазы): Staphylococcusaureus, Staphylococcusepidermidis, Streptococcuspyo­genes, Streptococcusanthracis, Streptococcuspneu­moniae, Streptococcusviridans, Enterococcusfaecalis, Corynebacteriumspp.,Listeriamonocytogenes;
  • анаэробных грамположительных бактерий: Clostridiumspp.,Peptococcusspp.,Peptostreptococcusspp.;
  • аэробных грамотрицательных бактерий (включая штаммы, продуцирующие ß-лактамазы): Escherichiacoli, Proteus mirabilis, Proteus vulgaris, Klebsiella spp., Salmonella spp., Shigella spp., Bordetella pertussis, Yersinia enterocolitica, Gardnerella vaginalis, Neisseria meningitidis, Neisseria gonorrhoeae, Moraxella catarrhalis, Haemophilus influenzae, Haemophilus ducreyi, Yersinia (ранее Pasteurella) multocida, Campylobacterjejuni;
  • анаэробных грамотрицательных бактерий (включая штаммы, продуцирующие ß-лактамазы): Bacteroidesspp., в том числе Bacteroidesfragilis.

Клавулановая кислота ингибирует II, III, IV и V типы ß-лактамаз, неактивна в отношении ß-лактамаз I типа, продуцируемых Enterobacter spp., Pseudomonas aeruginosa, Serratia spp., Acinetobacter spp. Она облада­ет высокой тропностью к пенициллиназам, благодаря чему образует стабильный комплекс с ферментом, пре­пятствующий ферментативной деградации амоксициллина под влиянием ß-лактамаз.

Широкий спектр антимикробного действия и актив­ность в отношении амоксициллинрезистентных штам­мов делают Амоксиклав незаменимым в лечении брон­холегочной инфекции, особенно при высоком риске на­личия возбудителей, продуцирующих ß-лактамазы, пре­имущественно у больных с иммунодефицитом и при внутрибольничной инфекции. Фармакологические ха­рактеристики амоксициллина и клавулановой кислоты очень похожи. При внутривенном введении их концен­трации в сыворотке крови многократно превосходят необходимые. При пероральном приеме они быстро абсорбируются. Пиковые уровни обоих соединений в сыворотке крови достигаются примерно через час по­сле приема препарата. Одновременное употребление пищи не влияет на абсорбцию. Препарат хорошо рас­пределяется в органах и тканях, создавая концентра­цию, вполне достаточную для уничтожения штаммов чувствительных бактерий [2, 3].

Амоксиклав легко проникает в различные ткани и жидкости. Помимо плазмы крови, его высокая концен­трация наблюдается в мокроте, бронхиальном секрете, тканях легкого, плевральной жидкости, достигая в боль­шинстве случаев адекватных антибактериальных уров­ней. Период полувыведения для обоих компонентов со­ставляет в среднем около 1 ч. Основная часть препара­та выводится через почки.

Амоксиклав превосходит другие пенициллино­вые антибиотики в отношении фармакокинетических свойств, в частности благодаря большей биодоступно­сти при пероральном приеме, возможности одновре­менного приема с пищей или молоком, меньшей степе­ни связывания с белками плазмы и др. Эффективность монотерапии (один антибиотик, один курс) в группе па­циентов, получающих Амоксиклав, достоверно выше. Необходимо отметить также более низкую антибакте­риальную нагрузку в группе Амоксиклава, где курс ле­чения требует в среднем меньших доз [8].

Оба компонента препарата метаболизируются в пе­чени: амоксициллин на 10% от введенной дозы, клавулановая кислота на 50%.

Препарат выводится в основном почками (клубоч­ковая фильтрация и канальцевая секреция): 50-78% дозы амоксициллина и 25-40% клавулановой кислоты экскретируются в неизмененном виде в течение первых 6 ч после приема.

Побочные эффекты при применении препарата но­сят легкий, преходящий характер; отмечаются рас­стройства со стороны желудочно-кишечного тракта и аллергические реакции. Амоксиклав разрешен к при­менению во всех триместрах беременности [2].

Имеется несколько лекарственных форм препарата: таблетки по 375 мг, 625 мг и 1000 мг, предназначенные для перорального применения, что позволяет исполь­зовать их в амбулаторной практике, и флаконы по 600 мг и 1200 мг для парентерального введения.

Амоксиклав можно сочетать с АБП других групп. До­ступность различных лекарственных форм данного ан­тибиотика подразумевает возможность как паренте­ральной терапии, так и приема peros. При лечении не­тяжелых (амбулаторных) форм ВП и обострений хрони­ческого бронхита предпочтение следует отдавать пероральным формам антибиотика. При тяжелом течении инфекции АБП необходимо вводить парентерально. Высокоэффективной является и ступенчатая терапия, которая предполагает переход с парентерального пути введения препарата на пероральный при условии ста­билизации состояния больного или улучшения течения заболевания (обычно на 2-3-й день от начала лечения).

Ступенчатая антибактериальная терапия эффективна при пневмониях и обострениях хронических бронхитов. Средняя продолжительность парентерального примене­ния антибиотиков составляет 2-3 дня, а последующая пероральная терапия длится, как правило, 5-7 дней.

Почему же все-таки эффективность лечения не всег­да оправдывает ожидания? Прежде всего, в результа­те ошибок, свойственных как отечественным, так и рос­сийским клиницистам. Наиболее распространенные ошибки при назначении антибактериальной терапии приведены в таблице 5.

В России были проанализированы результаты лече­ния 778 амбулаторных пациентов с ВП в возрасте от 16 до 88 лет (47,1±17,2 года). Наиболее часто назначаемы­ми группами ЛС были антибиотики для системного при­менения (99,5%), препараты для лечения кашля и про­студы (75,5%), витамины (24,0%) и антигистаминные ЛС (23,4%). Среди АБП чаще назначали гентамицин (29,3%), ко-тримоксазол (22,7%), ампициллин (20,3%), ципрофлоксацин (17,2%). В качестве стартовой у 83,6% пациен­тов применялась монотерапия (чаще всего гентамицином 18,7%, ампициллином 14,5%, ципрофлоксацином 12,5%), у 16,4% комбинации АБП (ампициллин + ко-тримоксазол 24,4%, гентамицин + ко-тримоксазол — 8,7%). Повторные курсы АБП назначались в 24,7% слу­чаев. Средняя продолжительность лечения АБП соста­вила 9,9±4,7 дня. В 28,6% случаев АБП вводили парен­терально. Клиническое выздоровление наблюдалось у 74,2% пациентов. Частота госпитализации составила 25,3%. Результаты исследования продемонстрировали значительные отличия реальной практики лечения ВП в амбулаторных условиях от существующих стандартов: необоснованный выбор АБП, нерациональная тактика антибактериальной терапии, применение ЛС с недока­занной при ВП клинической эффективностью [4].

Одной из наиболее распространенных ошибок яв­ляется назначение препарата, не рекомендованно­го для лечения пневмонии у определенной категории больных. В первую очередь это касается необоснован­ного назначения ампициллина при амбулаторном лече­нии ВП. Следует помнить, что биодоступность ампицилли­на при приеме внутрь колеблется от 37 до 40%, зависит от приема пищи и от состояния желудочно-кишечного трак­та. Биодоступность ампициллина максимальна натощак. Всасываемость зависит от приема пища, моторики, кислотообразования и кровообращения в желудке. Совместный прием антацидов, гастропротекторов, метоклопрамида и циметидина снижает всасывание ампициллина, что при­водит к непредсказуемым колебаниям концентрации пре­парата в плазме и тканях, снижая его антимикробную ак­тивность. Другие возможные причины неэффективности терапии АБК представлены в таблице 6.

Для обеспечения большей безопасности следует от­давать предпочтение пероральному введению АБП или своевременному переключению с парентерального пути введения на пероральный (ступенчатая терапия).

Критериями для перехода с парентерального пути введения АБП на пероральный следует считать нор­мализацию температуры тела при двукратном измере­нии за последние 16 ч, тенденцию к нормализации чис­ла лейкоцитов, субъективное улучшение самочувствия, отсутствие признаков нарушения всасывания. В идеале на пероральное лечение переходят после 48-27-часо­вой парентеральной терапии. Обычно переходят на пероральную форму того же АБП, однако возможно при­менение препарата, близкого по антибактериальному спектру к парентеральному АБП. Для обеспечения вы­сокой комплайентности целесообразны АБП с высокой биодоступностью и удобным режимом дозирования (1-2 раза в сутки).

Стоимость АБП не является решающим фактором в назначении лечения. В то же время использование эф­фективных антибиотиков, наиболее показанных при данной патологии, ассоциируется с более быстрой по­ложительной динамикой, сокращением длительности антибиотикотерапии и общей продолжительности ле­чения, что в конечном итоге дает значительный эконо­мический эффект. Относительно более дорогостоящий антибиотик Амоксиклав при сравнении с традиционны­ми препаратами (пенициллином, линкомицином, ампи­циллином и др.) оказался более экономичным.

В ряде случаев не удается достичь положительного результата. При отсутствии эффекта антибактериальной терапии в течение первых 48-72 ч лечения производит­ся замена антибиотика.

Минимальная продолжительность антибиотикотера­пии при ВП, вызванных внутриклеточными возбудителя­ми, равна 10-14 дням. Основным критерием прекраще­ния антибактериальной терапии считается стойкая апирексия (3-4 дня). Сохранение отдельных клинических, ла­бораторных или рентгенологических признаков заболе­вания не является абсолютным показанием к продолже­нию антибактериальной терапии либо ее модификации.

Адекватным ответом лиц без предшествующих забо­леваний на антибактериальную терапию считают:

  • нормализацию температуры тела: 2-4 дня (быстрее при S. рпеитошае-инфекции);
  • разрешение инспираторной крепитации/влажных хрипов (сохраняется >7 дней у 20-40% больных);
  • рентгенографическую динамику (у лиц младше 50 лет разрешение пневмококковой пневмонии наблюдает­ся в течение 4 недель в 60% случаев).

Для профилактики возникновения ВП в настоящее время предлагается вакцинация 23-валентной пнев­мококковой вакциной определенных популяций, а именно:

  • пациентов с факторами риска;
  • всех лиц в возрасте 65 лет и старше с застойной сер­дечной недостаточностью без иммунологических на­рушений;
  • всех лиц моложе 65 лет с застойной сердечной недо­статочностью, хронической обструктивной болезнью легких (но не бронхиальной астмой), диабетом, алко­голизмом, циррозом печени;
  • пациентов с иммуносупрессией, в том числе получа­ющих иммуносупрессивную терапию.

Таким образом, лечение ВП в современных условиях проводится с учетом чувствительности основных возбу­дителей к АБП, тяжести течения основного заболевания и наличия сопутствующей патологии.

Литература

  1. Ариэль Б.М., Барштейн Ю.А. Методология изуче­ния пневмонии (опыт двух столетий) // Пульмонология. —  1991. № 1. С. 56-58.
  2. Белоусов Ю.Б., Шатунов С.М. Антибактериальная химиотерапия. М., 2001. 473 с.
  3. Богун Л.В. Антибиотикотерапия при внебольничной пневмонии // Клиническая антибиотикотерапия. 2005. № 4. С. 5-10.
  4. Дворецкий Л.И. Внебольничные пневмонии тяже­лого течения. Современные возможности антибактери­альной пневмонии // Пульмонология. 2003. № 2. С. 123-127.
  5. Козлов Р.С., Кречикова О.И., Сивая О.В. Антими­кробная резистентность Streptococcuspneumoniaeв России: результаты проспективного многоцентрового исследования (фаза А проекта ПеГАС-І) // Клин. микробиол. и антимикроб. химиотер. 2002. № 4. С. 267­277.
  6. Козлов Р.С. От эмпирической терапии к доказа­тельным принципам выбора антибиотика //Здоров’я України. 2005. № 21 (130). С. 38-39.
  7. Легнани Д. Роль пероральных антибиотиков в ле­чении внебольничных инфекций нижних дыхательных путей //Український медичний часопис. 1999. № 2 (10). С. 34-39.
  8. Мостовой Ю.М. Пневмония: современное состоя­ние вопроса. Лекция для врачей. Киев, 1998. 28 с.
  9. Наказ МЗ України № 128 від 19.03.2007 р. «Про за­твердження клінічних протоколів надання медичної до­помоги за спеціальністю «Пульмонологія».
  10. Симонов С.С., Дзюблик А.Я. Современные стан­дарты лечения в пульмонологии // Здоров’я України. 2004. № 8 (98). С. 9.
  11. Фещенко Ю.І., Дзюблик О.Я., Мостовий Ю.М. та ін. Негоспітальна пневмонія у дорослих. Етіологія, патоге­нез, класифікація, антибактеріальна терапія: Методичні рекомендації. 2004. 47 с.
  12. Фещенко Ю.И., Яшина Л.А. Новый подход к клас­сификации и лечению пневмоний // Фармновости. 1998. № 3-4. С. 3-7.
  13. Чучалин А.Г., Синопальников А.И., Яковлев С.В. и др. Внебольничная пневмония у взрослых: Практиче­ские рекомендации по диагностике, лечению и профи­лактике. М., 2005. 37 с.
  14. Bosker G., Amin A., Emerman C.L. et al. Antibiotic Selection and Outcome-Effective Management of Community-Acquired Pneumonia: Year 2005 Update.
  15. Hedlund J.V., Ortqist A.B., Kalin M.E., Granath F. Factors of importance for the long term prognosis after hospital treated pneumonia. Thorax 1993; 48 (8): 785-9.
  16. Woodhead М., Blasi F., Ewig S. et al. Guidelines for the management of adult lower respiratory tract infections. Eur Respir J 2005; 26: 1138-1180.

Использованные источники: https://medprosvita.com.ua/aktualnye_voprosy_lecheniya_pnevmonii/

2
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
poddon-m.ru

Комментарии закрыты.